Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве)

04-03-19 admin 0 comment

Витрянский В.
Хозяйство и право, 1998.


В. Витрянский, заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, доктор юридических наук.

Новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» <*> введен в действие на территории Российской Федерации с 1 марта 1998 года. Он значительно отличается от действовавшего ранее Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» и включает в себя целый ряд положений, являющихся новыми для российского законодательства.

———————————

<*> Собрание законодательства РФ, 1998, N 2, ст. 222.

Прежде всего, необходимо отметить кардинальное изменение подхода к определению критериев несостоятельности (банкротства) должников — юридических лиц.

Понятие и признаки банкротства, содержащиеся в ранее действовавшем законе, перестали отвечать современным представлениям об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам. В нем под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить требования кредитора по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника (ст. 1 Закона).

Мало того, что должник длительный срок (свыше трех месяцев) не платил по долгам и в принципе неспособен был заплатить, для признания его банкротом суд должен был проверить состав и стоимость его имущества, оценить структуру баланса с точки зрения степени ликвидности его активов. И только когда кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость всех активов, должник мог быть признан банкротом. Такой подход допускал, что участниками имущественного оборота могли быть лица (организации и предприниматели), неспособные оплачивать получаемые ими товары, работы и услуги, в силу чего неплатежеспособными становились их контрагенты по договорам. Работал «принцип домино», стимулирующий кризис неплатежей и повсеместно господствующий в российской экономике.

С другой стороны, создавались условия, когда более-менее юридически грамотные руководители коммерческих организаций, не опасаясь банкротства, могли, не расплачиваясь по обязательствам, довольно долго использовать предназначенные для этих целей денежные суммы в качестве собственных оборотных средств, — лишь бы общая сумма кредиторской задолженности не превысила стоимость активов этой организации. Действовавшие легальные понятия и признаки банкротства защищали недобросовестных должников и тем самым разрушали принципы имущественного оборота.

При подготовке нового Федерального закона выбор у законодателя был невелик. Все существующие в законодательстве различных стран подходы к определению несостоятельности должника можно свести к двум вариантам: в основе признания должника банкротом предусматриваются либо принцип его неплатежеспособности (исходя из анализа встречных денежных потоков), либо принцип неоплатности (исходя из соотношения активов и пассивов по балансу должника). Действовавший закон в качестве критерия несостоятельности использовал принцип неоплатности, что затрудняло и затягивало рассмотрение дел в ущерб интересам кредиторов, а главное, лишало арбитражные суды и кредиторов возможности применять процедуры несостоятельности (в том числе и внешнее управление для восстановления платежеспособности должника) к неплатежеспособным должникам, у которых стоимость имущества формально превышала общую сумму кредиторской задолженности.

Следует отметить, что в законодательстве некоторых государств используется такой критерий, как неоплатность, требующий анализа баланса должника (например, по германскому законодательству критерием несостоятельности должника наряду с неплатежеспособностью признается и «сверхзадолженность», то есть недостаточность имущества должника для покрытия всех его обязательств), однако указанный критерий, как правило, применяется дополнительно к критерию неплатежеспособности (ликвидности) и служит главным образом основанием выбора процедуры, применяемой к неплатежеспособному должнику, — ликвидационной или реабилитационной.

По этому же пути пошел и новый российский Закон о несостоятельности (банкротстве): должник — юридическое лицо или предприниматель может быть признан банкротом в случае его неплатежеспособности, но наличие у него имущества, превышающего общую сумму кредиторской задолженности, является свидетельством реальной возможности восстановить его платежеспособность и, следовательно, может служить основанием для применения к должнику процедуры внешнего управления. В отношении же несостоятельности физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, будет применяться принцип неоплатности, то есть превышения кредиторской задолженности над стоимостью их имущества.

Итак, под несостоятельностью (банкротством) в новом Федеральном законе понимается неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и(или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Если в роли должника выступает организация (юридическое лицо), то она считается неспособной удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязанности не исполнены в течение трех месяцев с наступления даты их исполнения. Что касается должника — гражданина, то для признания его банкротом необходимо также, чтобы сумма задолженности по его обязательствам превысила стоимость принадлежащего ему имущества. Таким образом, в основе понятия банкротства лежит презумпция, согласно которой участник имущественного оборота (юридическое лицо), не оплачивающий полученные им от контрагентов товары, работы, услуги, а также не уплачивающий налоги и иные обязательные платежи в течение длительного срока (более трех месяцев), не способен погасить свои обязательства перед кредиторами. Чтобы избежать банкротства, должник должен либо погасить свои обязательства, либо представить суду доказательства необоснованности требований кредиторов, налоговых или иных уполномоченных государственных органов.

Итак, при определении критериев несостоятельности (банкротства) принимаются во внимание лишь денежные обязательства должника и его обязанности по уплате обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды. При подготовке проекта нового Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и особенно во время его прохождения через парламент авторы многочисленных поправок полагали, что проект «обижает» иных кредиторов по неденежным обязательствам и предлагали наделить правом обращения в арбитражный суд с заявлением о возбуждении дела о несостоятельности (банкротстве) всякого кредитора по любому гражданско — правовому обязательству. Но такие поправки были отклонены.

Представим, к чему мог привести расширительный подход к кругу кредиторов, инициирующих дела о банкротстве. К примеру, покупатель, которому продавец по договору купли — продажи передал недостаточное количество товаров, или заказчик, принявший от подрядчика объект с незначительными недоделками, или грузополучатель, получивший от перевозчика груз с недостачей, и т.п. — все они, как предлагалось, получают право в подобных случаях обращаться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника со всеми вытекающими отсюда последствиями. Полагаю, в этой ситуации для уничтожения остатков активности в экономических отношениях понадобилось бы весьма непродолжительное время.

С другой стороны, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником любого гражданско — правового обязательства оно по воле кредитора может быть трансформировано в денежное. Кроме того, даже применение судом к должнику процедур банкротства (включая конкурсное производство, которое может продлиться достаточно долго) по заявлению кредитора по денежному обязательству вовсе не означает, что кредиторы по иным обязательствам теряют надежду получить от должника причитающиеся им товары, работы или услуги.

В соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» для определения задолженности по обязательствам и обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды не должны приниматься во внимание также подлежащие уплате за нарушение обязательств, в том числе денежных, неустойки (штрафы, пени), а также финансовые (экономические) санкции. В общую сумму задолженности, которая служит базой для определения признаков банкротства, включаются лишь суммы долга за товары, работы, услуги и недоимок по налогам и иным обязательным платежам.

Размер денежных требований кредиторов, а также налоговых и иных уполномоченных органов считается установленным (бесспорным), если они подтверждены решениями судов или документами, свидетельствующими об их признании должником. Что касается иных требований, то должнику дается шанс их оспорить — в этом случае их обоснованность будет проверена арбитражным судом. Требования, которые не оспариваются должником, также относятся к категории установленных. Для определения объема каждого из требований берется их размер на момент подачи заявления о банкротстве должника в арбитражный суд.

Как и по ранее действовавшему закону, правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника наделяются должник, его кредиторы, прокурор, а также уполномоченные на то налоговые и иные государственные органы. Новеллой является норма, устанавливающая случаи, когда руководитель организации — должника или гражданин — предприниматель обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением, а именно: когда удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения денежных обязательств перед другими кредиторами; органами управления должника или собственником его имущества (унитарного предприятия) принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением о банкротстве и в некоторых других случаях. За невыполнение этой обязанности руководитель организации — должника будет привлекаться к субсидиарной ответственности по обязательствам должника перед его кредиторами (ст. 8, 9).

При отсутствии признаков банкротства арбитражный суд отказывает в удовлетворении соответствующего заявления о банкротстве должника. Однако наличие таких признаков (неспособность должника в данный момент погасить денежные обязательства и уплатить налоги в бюджет и внебюджетные фонды) вовсе не означает, что должник как банкрот будет подлежать обязательной ликвидации. Помимо процедуры конкурсного производства, применяемой при ликвидации должника — юридического лица, к нему могут быть применены и иные процедуры: наблюдение; внешнее управление; мировое соглашение. В отношении должника — гражданина возможно либо конкурсное производство, либо мировое соглашение. Последнее слово в выборе конкретной процедуры, применяемой к должнику, всегда остается за арбитражным судом.

Совершенно ново для российского законодательства наблюдение, которое, как правило, будет вводиться непосредственно с момента принятия арбитражным судом заявления о банкротстве должника. Главная цель этой процедуры — обеспечить сохранность активов должников до вынесения арбитражным судом решения по существу дела. Выполнение этой задачи возлагается на временного управляющего, назначаемого арбитражным судом. При этом руководитель должника не отстраняется от выполнения своих обязанностей, однако определенные сделки, которые могут привести к отчуждению недвижимого и иного имущества (в зависимости от суммы сделки), он сможет совершать исключительно с согласия временного управляющего. Другая задача временного управляющего в период наблюдения — разобраться с финансовым состоянием должника и определить, имеется ли возможность восстановить его платежеспособность (при наличии признаков банкротства). Именно временный управляющий еще до принятия арбитражным судом решения по существу дела о банкротстве должен созвать собрание кредиторов, которое на основе информации временного управляющего о результатах анализа финансового состояния должника принимает одно из следующих решений: о введении внешнего управления и обращении в арбитражный суд с соответствующим ходатайством или об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. Таким образом, принимая решение по делу о банкротстве должника, арбитражный суд может опираться на волю его кредиторов, которая в варианте с введением внешнего управления предопределяет решение арбитражного суда.

Процедуру внешнего управления нельзя считать новой для нашего законодательства, но стоит отметить ее более детальное и тщательное регулирование.

Пробелы ранее действовавшего закона нередко дискредитировали саму идею восстановления платежеспособности должника в период осуществления внешнего управления. Как известно, основным средством, создающим условия для восстановления платежеспособности должника, является мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Прежний закон ограничивался нормой, в соответствии с которой «на период проведения внешнего управления имуществом должника вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов к должнику» (п. 3 ст. 12) и не связывал введение моратория с прекращением начисления на должника неустоек (штрафов, пеней) по денежным обязательствам и финансовых (экономических) санкций по обязательным платежам. В результате шансы должника на восстановление платежеспособности сводились к нулю, ибо весь период внешнего управления, а стало быть, и действия моратория над ним дамокловым мечом висел нарастающий, как снежный ком, груз неустоек и финансовых санкций. В этих условиях мораторий на старые долги практически терял смысл.

По новому Закону мораторий на удовлетворение требований кредиторов будет означать не только приостановление исполнения судебных решений и иных исполнительных документов о взыскании с должника задолженности, возникшей по обязательствам, срок исполнения по которым наступил до введения внешнего управления.

В этот период не будут также начисляться неустойки (штрафы, пени) по этим обязательствам и финансовые (экономические) санкции по обязательным платежам, а также проценты за пользование чужими денежными средствами. В целях компенсации потерь кредиторов и государства (по обязательным платежам) на все «замороженные» суммы должны начисляться лишь проценты по ставке рефинансирования Центрального банка РФ.

Осуществление процедуры внешнего управления возлагается на внешнего управляющего, кандидатура которого предлагается арбитражному суду собранием кредиторов. Им может оказаться и временный управляющий, который был назначен арбитражным судом на период наблюдения. Руководитель организации — должника отстраняется от выполнения своих обязанностей. Полномочия всех органов юридического лица переходят к внешнему управляющему, в том числе и полномочия по распоряжению имуществом должника. Однако крупные сделки — сделки с недвижимостью и сделки с иным имуществом, стоимость которого превышает 20 процентов балансовой стоимости активов должника, — внешний управляющий сможет заключить только с согласия собрания (комитета) кредиторов, если иное не будет предусмотрено планом внешнего управления.

Внешнему управляющему предоставляется право отказаться от исполнения договоров должника, которые носят длительный характер либо рассчитаны на получение положительных результатов лишь в долгосрочной перспективе, а также от договоров, исполнение которых повлечет убытки для должника. Правда, кредиторы по таким договорам будут вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде реального ущерба, но на данные требования распространяется действие моратория. Мероприятия, направленные на восстановление платежеспособности должника, будут осуществляться внешним управляющим, как и прежде, на основе плана внешнего управления, одобренного собранием кредиторов. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» детально регламентирует осуществление таких мер по восстановлению платежеспособности должника, как продажа предприятия, продажа имущества, уступка прав требований должника, погашение обязательства должника третьими лицами.

Принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом влечет открытие конкурсного производства. Эта процедура, как и внешнее управление, не относится к числу новых. Открытие конкурсного производства по новому Закону будет означать, что срок исполнения всех денежных обязательств должника считается наступившим; прекратится начисление неустоек, финансовых санкций и процентов по всем видам задолженности должника; все требования к должнику, включая требования налоговых органов, могут быть предъявлены только в рамках конкурсного производства. Для осуществления конкурсного производства арбитражный суд назначает конкурсного управляющего из числа кандидатов, которые будут предложены собранием кредиторов. На конкурсного управляющего возлагаются обязанности по аккумулированию имущества должника и формированию конкурсной массы в целях продажи имущества и расчета с кредиторами в порядке очередности, предусмотренной ст. 64 Гражданского кодекса РФ.

Необходимо еще раз обратить внимание на очередность удовлетворения требований кредиторов, в частности, на то обстоятельство, что новый российский Закон о несостоятельности (банкротстве) вслед за Гражданским кодексом отдает предпочтение требованиям работников должника о выплате им задолженности по заработной плате перед требованиями кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом.

В связи с этим целесообразно рассмотреть положение кредитора в отношении обязательств, обеспеченных залогом. В соответствии с ГК (ст. 64) имущество, служившее предметом залога по обязательствам должника, не исключается из массы его имущества, а кредитор с обеспеченным требованием не имеет возможности обратить взыскание на предмет залога вне очереди. Вместе с тем кредитор по обязательству, обеспеченному залогом, находится в третьей, льготной очереди, опережая не только большинство остальных кредиторов по гражданско — правовым обязательствам, но и требования государства по уплате налогов и иных обязательных платежей.

Более того, в отличие от всех других правовых систем, по российскому закону кредитор, требования которого обеспечены залогом, получает удовлетворение своих претензий за счет всего имущества должника (а не только того, что является предметом залога). Кредиторы по обеспеченным обязательствам пользуются также определенными преимуществами на собрании кредиторов при принятии основных решений. В частности, для заключения мирового соглашения с должником требуется единогласное решение всех кредиторов по обеспеченным обязательствам (при наличии более половины голосов всех остальных конкурсных кредиторов).

Необходимо подчеркнуть социальный аспект законодательного решения о предпочтении требований работников должника о выплате им задолженности по заработной плате перед требованиями кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом. Дело в том, что законодательство различных стран, которые отдают предпочтение кредиторам с обеспеченными обязательствами, тем не менее решает проблему защиты интересов работников должника иным способом. К примеру, действующее германское законодательство предусматривает компенсацию убытков работников обанкротившегося должника: неудовлетворенные требования этих работников по заработной плате, возникшие в течение последних трех месяцев до возбуждения дела о банкротстве, возмещаются за счет особой кассы, которая наполняется денежными средствами за счет отчислений, производимых всеми работодателями. В законодательстве США подробно регулируются вопросы, связанные с выплатой работникам несостоятельных должников сумм, предусмотренных коллективными договорами, а также в части, ими не покрываемой, различных страховых выплат.

Отсутствие в российском законодательстве подобных положений, защищающих права работников несостоятельных должников и ликвидируемых юридических лиц, — дополнительный аргумент в пользу отказа кредиторам с обеспеченными обязательствами во внеочередном удовлетворении их требований.

На любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве должник и кредиторы вправе заключить мировое соглашение. Заключение мирового соглашения, предусматривающего отсрочку или рассрочку исполнения обязательства, уступку прав требований должника, исполнение обязательств должника третьими лицами, скидку с долгов и т.п., вполне приемлемый способ окончания дела о банкротстве. Однако действовавший ранее закон выдвигал практически непреодолимое препятствие для мирового соглашения: в течение двух недель после утверждения мирового соглашения арбитражным судом кредиторы должны были получить удовлетворение своих требований в размере не менее 35 процентов суммы долга.

Новый Закон снимает это и другие препятствия на пути достижения мирового соглашения, которое становится предметом свободного волеизъявления сторон. Единственное условие утверждения арбитражным судом мирового соглашения — погашение должником задолженности перед кредиторами первой и второй очереди: по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью; по расчетам по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, и по выплате вознаграждений по авторским договорам. Утверждение арбитражным судом мирового соглашения влечет прекращение производства по делу о банкротстве. Если мировое соглашение заключается на стадии конкурсного производства, принятое арбитражным судом решение о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства не подлежит исполнению.

Итак, при осуществлении практически всех процедур банкротства в качестве одного из главных действующих лиц выступает временный, внешний, конкурсный управляющий, объединяемый согласно Закону одним понятием — арбитражный управляющий.

В соответствии с Федеральным законом арбитражным управляющим может быть назначено физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, обладающее специальными знаниями. Арбитражные управляющие будут действовать на основании лицензии, выдаваемой государственным органом РФ по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению. В случае банкротства по вопросам социального обеспечения управляющий должен приравниваться к руководителю организации — должника. Что касается вознаграждения, то оно, как правило, будет состоять из двух частей: вознаграждения за каждый месяц осуществления управляющим своих функций в размере, определяемой собранием кредиторов и утверждаемом арбитражным судом; дополнительного вознаграждения, выплачиваемого по результатам его деятельности.

Особенности банкротства отдельных категорий должников —

юридических лиц

Одним из основных недостатков ранее действовавшего законодательства о банкротстве следует назвать одномерный подход ко всем категориям должников при применении к ним процедур банкротства. Закон не делал никаких различий между юридическим лицом и индивидуальным предпринимателем; между крупным (зачастую единственным в населенном пункте) предприятием и посреднической организацией, не обладавшей собственным имуществом; торговым предприятием и крестьянским (фермерским) хозяйством; промышленным предприятием и кредитной организацией. Одинаковыми были и признаки банкротства таких должников, и применяемые к ним процедуры, и порядок рассмотрения дел арбитражными судами.

Новый Федеральный закон в полной мере учитывает специфику отдельных категорий должников и предусматривает связанные с этим особенности применения к ним процедур банкротства. Речь идет о таких категориях должников, как должники — юридические лица: градообразующие, сельскохозяйственные, страховые организации, банки и иные кредитные организации, профессиональные участники рынка ценных бумаг, а также должники — граждане, включая индивидуальных предпринимателей и крестьянские (фермерские) хозяйства. Рассмотрим особенности банкротства некоторых категорий должников.

Под градообразующими организациями в Законе понимаются юридические лица, численность работников которых с учетом членов их семей составляет не менее половины численности населения соответствующего населенного пункта (ст. 132).

Определяя особенности банкротства градообразующих организаций, Закон учитывает возможные социальные последствия их ликвидации. Этим, в частности, продиктовано включение в число лиц, участвующих в деле о банкротстве градообразующей организации, соответствующего органа местного самоуправления. В таком же качестве арбитражным судом могут быть привлечены к участию в деле и федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации.

По ходатайству названных органов арбитражный суд сможет ввести внешнее управление в отношении должника — градообразующей организации даже в том случае, когда собрание кредиторов проголосует за признание должника банкротом и открытие конкурсного производства. Но тогда соответствующие органы должны будут дать поручительство по обязательствам должника и тем самым взять на себя обязанность нести субсидиарную ответственность перед его кредиторами.

Кроме того, по ходатайству названных органов внешнее управление может быть продлено арбитражным судом на срок не более года. Таким образом, общая продолжительность внешнего управления, а стало быть, и срок действия моратория на удовлетворение требований кредиторов может составить два с половиной года. В этот период соответствующими органами может быть осуществлено финансовое оздоровление градообразующей организации путем инвестирования в ее деятельность, трудоустройства работников, создания новых рабочих мест. В исключительных случаях срок внешнего управления может быть продлен на срок до 10 лет при условии, что должник и его поручитель приступят к расчетам с кредиторами не позже чем через два с половиной года после введения внешнего управления (ст. 135).

Российская Федерация, субъект РФ либо муниципальное образование в лице их уполномоченных органов могут в любое время до окончания внешнего управления рассчитаться со всеми кредиторами либо погасить иным способом требования кредиторов по денежным обязательствам или обязательным платежам.

В процессе внешнего управления должником — градообразующей организацией может быть осуществлена продажа предприятия как единого имущественного комплекса, что позволить получить средства, необходимые для расчетов с кредиторами, не прибегая к ликвидации должника, а также сохранить рабочие места. Причем при наличии ходатайства государственного органа либо органа местного самоуправления продажа предприятия будет производиться по конкурсу, обязательными условиями которого станут сохранение рабочих мест для не менее чем семидесяти процентов работников предприятия, а также обязанность покупателя в случае изменения профиля деятельности предприятия произвести переобучение или трудоустройство работников. Да и в случае признания градообразующей организации банкротом конкурсный управляющий для первых торгов должен будет предложить к продаже предприятие как единый имущественный комплекс. И только если на таких торгах не найдется покупатель, конкурсный управляющий получит возможность продавать отдельные активы предприятия.

Положения о банкротстве градообразующей организации будут применяться также и к иным организациям, численность работников которых превышает пять тысяч человек.

Банкротство сельскохозяйственных организаций имеет отличительные особенности, продиктованные, во-первых, особым характером их деятельности, которая, как правило, связана с использованием земельных участков (преимущественно сельскохозяйственного назначения) и, во-вторых, с сезонным характером их работы. Согласно Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» сельскохозяйственными организациями признаются юридические лица, основным видом деятельности которых является выращивание (производство, производство и переработка) сельскохозяйственной продукции, выручка которых от реализации такой продукции составляет не менее пятидесяти процентов общей суммы выручки (ст. 139).

Суть первого специального правила, регулирующего банкротство сельскохозяйственной организации, заключается в том, что при продаже объектов недвижимости обанкротившейся организации преимущественным правом их приобретения наделяются иные сельскохозяйственные организации или крестьянские (фермерские) хозяйства. Отчуждение земельных участков может осуществляться в той мере, в какой их участие в обороте допускается земельным законодательством.

Второе специальное правило состоит в увеличении срока внешнего управления сельскохозяйственной организацией с учетом сезонного характера ее работы и необходимости дождаться окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ. Принимая во внимание также возможные сроки реализации выращенной (произведенной) продукции, законодатель счел возможным увеличить срок внешнего управления до 1 года и 9 месяцев. Кроме того, если в период внешнего управления имели место стихийные бедствия, эпизоотии и т.п., срок внешнего управления сельскохозяйственной организацией — должником может быть увеличен арбитражным судом еще на один год. Таким образом, максимальный срок внешнего управления может составить до 2 лет и 9 месяцев.

В остальном процедуры несостоятельности (банкротства) сельскохозяйственных организаций должны проходить по общим правилам.

Процедуры банкротства банков и иных кредитных организаций будут осуществляться в соответствии со специальным федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». Нормы Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» применяются субсидиарно при отсутствии специальных правил.

Нельзя не заметить разницы в последствиях возбуждения арбитражным судом дела о банкротстве обычного должника и банка. Определение арбитражного суда о принятии к производству заявления о банкротстве банка нередко служит детонатором панических настроений среди кредиторов и провоцирует их на возврат денежных средств, находящихся на счетах и во вкладах в указанном банке. Теряя денежные средства клиентов, банк вместе с ними теряет и свою платежеспособность.

В то же время ранее действовавшее законодательство не содержало никаких норм, ограничивающих круг кредиторов, способных инициировать судебное дело о банкротстве банков, либо затрудняющих предъявление таких требований по сравнению с заявлением о банкротстве обычных должников.

Один из способов решения этой проблемы — исключение из числа кредиторов, предъявляющих заявления о банкротстве банков, граждан-вкладчиков путем гарантирования (либо обязательного страхования) банковских вкладов.

Другой путь, намеченный в проекте федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», — введение специальных досудебных процедур, предшествующих возбуждению дела о банкротстве в арбитражном суде.

Речь идет о том, чтобы допустить возбуждение дела о несостоятельности (банкротстве) банка в арбитражном суде лишь после соблюдения кредитором обязательной детально регламентированной процедуры рассмотрения Центральным банком заявления кредитора об отзыве лицензии соответствующего коммерческого банка. Таким образом, финансовое состояние банка — должника будет определяться Центральным банком с учетом всего комплекса показателей, характеризующих его платежеспособность. При отсутствии признаков несостоятельности Центральный банк откажет в отзыве лицензии. Тем самым исключается возможность возбуждения дела о банкротстве, а кредитор будет вынужден ограничиться обычным иском, вытекающим из гражданско — правового обязательства. При наличии таких признаков Центральному банку предоставится возможность принять меры к оздоровлению неплатежеспособного банка путем введения временной администрации либо предложить его учредителям (участникам) реорганизовать этот банк путем его присоединения к другому банку, устойчивому и стабильному в имущественном обороте. И только после принятия таких мер должно состояться возбуждение арбитражным судом дела о банкротстве неплатежеспособного банка.

Названные вопросы решены в проекте федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» с учетом всех особенностей, присущих этой категории должников.

Банкротство гражданина

Банкротство гражданина, не являющегося предпринимателем, представляет собой новый для российского законодательства институт. Как отмечалось, в большинстве правовых систем действуют нормы, регулирующие несостоятельность граждан. Действовавший ранее российский закон предусматривал возможность банкротства лишь гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, никак не регламентируя особенности такого банкротства. А между тем институт банкротства гражданина рассматривается в развитых правовых системах как один из наиболее эффективных способов защиты граждан, попавших волею обстоятельств в тяжелое материальное положение, который позволяет в один момент очиститься от бремени долгов и начать все сначала. В положении должника с непосильным бременем обязательств может оказаться не только индивидуальный предприниматель, но и всякий гражданин, взявший займ в банка, купивший недвижимость или иной дорогостоящий товар в кредит и т.п. Именно поэтому в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» специальная глава регламентирует особенности банкротства гражданина.

Основанием для признания гражданина банкротом признается неспособность исполнить денежные обязательства или уплатить налоги и иные обязательные платежи в связи с тем, что сумма имеющихся долгов превышает стоимость имущества гражданина. Дело о банкротстве гражданина будет возбуждаться арбитражным судом по заявлению как самого должника, так и его кредиторов. При осуществлении процедуры банкротства свои требования к гражданину смогут предъявить также кредиторы по обязательствам, связанным с возмещением вреда жизни и здоровью, взысканием алиментов и иным обязательствам личного характера. Но если даже такие требования не будут предъявлены, они, в отличие от других обязательств гражданина, сохранят свою силу и после окончания процедуры банкротства.

После завершения расчетов с кредиторами за счет выручки от продажи имущества гражданина, за исключением имущества, на которое в соответствии с процессуальным законодательством не может быть обращено взыскание, гражданин, признанный банкротом, освобождается от всех, в том числе оставшихся непогашенными, долгов.

Признание банкротом гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, будет означать также, что утрачивает силу его государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя и аннулируются выданные ему лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности.

Положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вызвали наибольшее количество возражений при принятии нового закона. Основной аргумент противников введения института банкротства граждан состоит в том, что это не соответствует Гражданскому кодексу РФ. В связи с этим следует отметить, что отсутствие в тексте ГК статьи, специально посвященной банкротству граждан, при наличии статей, регулирующих банкротство индивидуальных предпринимателей (ст. 25) и юридических лиц (ст. 65), вовсе не означает запрета на включение соответствующих норм в текст Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Более того, реализация некоторых положений, содержащихся в Кодексе, на мой взгляд, в принципе невозможна без регулирования порядка признания граждан несостоятельными.

Прежде всего это касается норм, предусматривающих субсидиарную ответственность учредителей (участников) юридических лиц за доведение должника до банкротства (ст. 56 и 105 ГК), а также положения об ответственности лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица выступают от его имени (п. 3 ст. 53 ГК). В подобных случаях размер ответственности граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, может во много раз превысить стоимость их имущества, что будет иметь крайне негативные последствия как для самих граждан, так и для иных их кредиторов (к примеру, для их детей, получающих алименты). Такие же проблемы могут возникнуть и при реализации иных положений ГК, устанавливающих субсидиарную или солидарную ответственность физических лиц по долгам юридических лиц. Единственное решение этой проблемы — введение института банкротства граждан, не являющихся предпринимателями.

Кроме того, с точки зрения защиты прав и законных интересов кредиторов невозможно объяснить, почему они вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве индивидуального предпринимателя, не оплатившего небольшую партию переданного ему товара, и в то же время не могут добиться возбуждения дела о банкротстве бывшего руководителя банка, не возвратившего многомиллионные суммы займов.

У этой проблемы есть и другая сторона. Мировая практика исходит из того, что институт банкротства граждан (так называемое «потребительское» банкротство) является благом для добросовестных граждан, поскольку позволяет им в ходе одного процесса освободиться от долгов, предоставив для расчета с кредиторами свое имущество.

И тем не менее в соответствии со ст. 185 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вступят в силу лишь с момента введения в действие норм о банкротстве граждан, которые будут внесены в Гражданский кодекс. Дело в том, что в настоящее время лишь формируется служба судебных приставов — исполнителей, на плечи которых ляжет ответственность за исполнение решений арбитражных судов о банкротстве граждан. Однако данное обстоятельство не означает, что положения о банкротстве граждан, содержащиеся в главе IX Федерального закона, вовсе не будут применяться до внесения соответствующих изменений в Кодекс. По правилам этой главы будет осуществляться банкротство индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств, что позволит приобрести определенную практику по исполнению судебных решений о банкротстве граждан.